Отстоять свое честное имя пытается судья из Краснодара

Верховный суд России рассмотрит иск краснодарской судьи Елены Хахалевой на решение Высшей квалификационной коллегии судей (ВККС) о лишении ее профессионального статуса. Решение было вынесено 13 июля 2020 года. Причиной, а скорее поводом, стали дисциплинарные проступки — отсутствие на рабочем месте в некоторые дни в 2016-2019 годах.

Вердикт ВККС о лишении мантии краснодарской судьи вызвал разные суждения и комментарии как в СМИ, так и в судейском сообществе, которое на протяжении нескольких лет следит за разворачивающейся вокруг коллеги из Краснодара истории.

Как заявляют некоторые эксперты, в отношении Елены Хахалевой идет упорная кампания дискредитации.

Есть ли у судьи шансы доказать свою правоту и восстановить статус? Такая практика существует, Верховный суд регулярно становится на защиту необоснованно или чрезмерно наказанных служителей Фемиды. Так, в мае 2020 года Верховный суд России восстановил в должности мирового судью из Дагестана Мухамада Шахрудинила, который в ходе дорожного конфликта не выдержал оскорблений и ударил оппонента. Высшая судебная инстанция установила, что судью спровоцировали нецензурной бранью в адрес его матери, а досрочное прекращение полномочий как дисциплинарное взыскание должно применяться только в исключительных случаях, когда исчерпаны все иные способы воздействия. Решение квалификационной коллегии было отменено как необоснованное и немотивированное.

Досрочное прекращение полномочий судьи может иметь место в тех случаях, когда исчерпаны все иные средства воздействия

Другой случай — судья из Чечни Василий Кюльбаков, со скандалом лишенный мантии в 2013 году, спустя несколько лет был восстановлен в статусе. Квалификационная коллегия теперь характеризует его как пользующегося заслуженным авторитетом и уважением в судейском сообществе, зарекомендовавшего себя с положительной стороны грамотного судью.

Показателен и пример судьи Арбитражного суда Костромской области Натальи Авдеевой. Ее тоже привлекали к дисциплинарной ответственности за выезд в Москву для участия в судебном заседании. Руководство обнаружило ее отсутствие на рабочем месте, квалификационная коллегия сочла это прогулом. Верховный суд четко разъяснил: в типовых правилах внутреннего распорядка судов сказано, что судья при отсутствии на рабочем месте обязан принять меры к извещению об этом непосредственного руководителя. При этом способы и форма, в которой должно быть произведено извещение председателя суда, документом не предусмотрены. Эти примеры доказывают — вернуть незаслуженно отобранную мантию возможно.

Елену Хахалеву лишили статуса за дисциплинарные нарушения. Речь идет не о процессуальных нарушениях с ее стороны, ставящих под сомнение профессионализм, и не об этических изъянах поведения, несовместимых с высоким статусом судьи. Хахалевой вменено трудовое правонарушение, а именно — прогулы. Неужели она просто не приходила на работу? Как объяснил на заседании ВККС ее представитель, в указанный период по поручению руководства Краснодарского краевого суда она вылетала в Москву, где проводила рабочие встречи в различных высших судебных инстанциях.

Например, «прогулами» зачли и участие во Всероссийском съезде судей, на котором Хахалеву избрали в Совет судей России.

Получается, о поездках Хахалевой знало руководство краевого суда, но никто не замечал нарушений? Если следовать логике ВККС, руководство заверяло табели с недостоверными сведениями?

Представляется невероятным, что должностные лица закрывали глаза на «прогулы», понимая, что «злостная нарушительница» еще и получала за это зарплату. Тот факт, что руководство на протяжении нескольких лет не замечало ее «отсутствия на работе в здании краевого суда», свидетельствует о санкционированности такого порядка, иначе тогда возникают вопросы к самому руководству: это что халатность, а, может быть, сговор?

Непонятно и то, с чего вдруг именно сейчас возникли обвинения в прогулах. Почему предыдущее руководство краевого суда не обращало на них внимания, а вопросы возникли только сейчас. Верховный суд разъясняет, что решение о наложении на судью дисциплинарного взыскания не может быть принято по истечении двух лет со дня совершения проступка.

Кроме того, ст. 209 Трудового кодекса РФ прямо предусматривает, что рабочим местом является не только кабинет, но и место, которое определяет руководитель, то есть куда он направляет работника для осуществления служебных обязанностей. Как и в случае с судьей из Краснодара.

«Досрочное прекращение полномочий судьи может иметь место в тех случаях, когда исчерпаны все иные средства воздействия на судью, направленные на предупреждение дальнейших нарушений с его стороны», — гласит обзор судебной практики, утвержденный президиумом Верховного суда в декабре 2019 года. И Верховный суд как раз может оценить соразмерность наказания дисциплинарному проступку, который судья объясняет выполнением рабочих обязанностей и заданий руководства.

Надо сказать, что отстаивать свое честное имя, предоставив документы, Елене Хахалевой приходится не первый раз — с тех пор, как в ее отношении была организована хорошо спланированная информационная травля.

В СМИ одно за другим вбрасывались громкие обвинения, затем, как правило, оказывавшиеся фейками. Они «раскручивались» по всем правилам дорогостоящих информационных атак, цель которых — уничтожение профессиональной репутации. Потеря репутации для судьи означает не просто удар по самолюбию, это разрушенная карьера и «обнуленный» многолетний опыт.

Страдает и система правосудия в целом, ведь судья — символ справедливости в нашем обществе, одна из немногих профессий, в которых репутация играет ключевую роль.

Поэтому защищая свое имя, Елена Хахалева пытается защитить и профессию, отношение к судебной системе в целом.

Источник: rg.ru

Поделиться:

Добавить комментарий